Даёшь программистов в правительство!

19.09.2011

В своем теперь уже знаменитом интервью основатель компании Netscape и создатель первого удобного в обращении браузера Марк Андриссен отмечает, что компаниям любых  отраслей следует подготовиться к «программной» революции и что софт поглощает мир. Если сокрушительное вторжение программного обеспечения в нашу жизнь и вправду так сокрушительно, то профессия программиста должна стать самой высокооплачиваемой и самой популярной среди всех профессий мира. Однако это не так. На сегодняшний день в мире около 17 миллионов разработчиков ПО, что составляет приблизительно 0,4% от всего работоспособного населения: 3 миллиона в США, 2 миллиона в Индии, 2 миллиона в Китае, 1 миллион в Японии, 350 тысяч в Великобритании, в Беларуси программистов всего 25 тысяч. В списки обладателей самых прибыльных профессий входят хирурги, анестезиологи, ортодонты, терапевты, генеральные директоры предприятий, психиатры, юристы и очень редко менеджеры отделов проектирования и обслуживания информационных систем, но не простые программисты. Даже в Соединенных Штатах, которые являются лидерами по выпуску готовых программных продуктов, IT-специалисты высшего класса зарабатывают в 3-4 раза меньше врачей или консультантов по вопросам управления.

Конечно, деньги не самое важное в жизни. Однако является ли программирование выгодной профессией с точки зрения успеха в общественной жизни? И снова скорее нет, чем да. В правительствах многих стран редко можно встретить программистов, а почти всеми крупными компаниями управляют магистры бизнес администрирования. Даже в Microsoft, пожалуй, самой ортодоксальной софтверной компании во главе стоит выпускник Стэнфордской школы бизнеса.

Программисты не становятся главными советниками в правительстве, они вряд ли есть в списках национальных героев. И, наверное, только в Индии, лидере среди стран-аутсорсеров IT-услуг, зарабатывающей на аутсорсинге порядка 40 миллиардов долларов ежегодно, родители говорят своим детям, что если те будут усердно работать и тренироваться, то однажды станут программистами.

Однако по какой-то странной причине программисты, похоже, с большой неохотой идут просить повышения зарплаты или искать общественного признания. Они не настолько корыстны, чтобы рассчитывать на повышение зарплаты, которая и так, как правило, в два или более раза превышает средний показатель по стране. Пусть так, однако основания для большего общественного признания этой профессии всё же имеются. Мировая практика показала, что экономики стран, в составе правительства которых нет ни одного технического специалиста, не отличаются высокими темпами роста. Для таких стран характерна несбалансированность бюджета, бессилие правительства в социальной сфере и сложная внешнеполитическая обстановка.

Напротив, в силиконовых долинах и парках высоких технологий, которыми управляют ведущие специалисты по разработке программного обеспечения, ситуация кардинально противоположна – прибыль растет, уровень безработицы снижается, появляются новые компании, а пользователей выше крыши. Например, в нашей стране IT-индустрия оказалась одной из тех немногих индустрий, которой почти не коснулись печальные события, связанные с обвалом  национальной валюты. Возможно, это совпадение? Хотя, пожалуй, нет. Взять хотя бы Китай, все высшие руководители которого инженеры, а не юристы, финансисты или консультанты. За последние 30 лет для экономики этой страны был характерен стабильный экономический рост в размере 10%. Конечно, в Китае все далеко не идеально – там остро стоит проблема с коррупцией и загрязнением окружающей среды, однако в целом страна на верном пути.

Разумеется, все это не значит, что большинство непрограммистов глупы или аморальны или что в правительстве не должно быть юристов. В любом хорошо управляемом обществе у власти должны быть разные люди – это происходит благодаря разделению труда. Но хорошо ли для страны, что в большинстве случаев парки высоких технологий, будучи одним из самых сильных секторов экономики, не имеют практически никакого политического влияния? Наверное, нет. Пожалуй, для страны было бы лучше, если бы студенты технических университетов, как и их коллеги – будущие юристы, мечтали о том, чтобы занимать руководящие должности на высоком уровне. И для общества в целом было бы лучше, если бы информатику и вычислительную технику перестали считать уделом скучных всезнаек, которые не умеют общаться.